Skip to main content
Интервью

Nazareth — интервью с группой

Автор 2022-08-0915 августа, 2022Без комментариев

Недавно (в феврале 1998 года), я побывал

На концерте группы Nazareth

Редакция газеты, в которой я тогда работал, дала мне в руки мега-цифровой фотоаппарат, один из первых в Днепропетровске.
В качестве носителя там была дискета 3,5 дюйма.

Я был один из трех человек, котрых пустили к сцене.
Самое яркое впечатление от концерта мне организовали фаны. Когда Nazareth появились, поклонники в порыве народного ликования начала кричать, свистеть прыгать и радоваться прочими способами. Я развернулся спиной к сцене и увидел прямо перед собой многотысячную заведенную толпу, готовую сорваться вперед (на меня). От её рёва мурашки активно расползались по телу, незабываемое впечатление.

После концерта была пресс-конференция в результате которой случилось это интервью:

Да, это случилось! В 8 утра в Синельниковo прибыл поезд Москва — Симферополь. В одном купе были легендарные шотландцы, в другом их аппаратура. Первыми, кто их встретил (не считая организаторов концерта), были местные бабушки. Немолодые представительницы слабого пола по масштабу мероприятия (количеству и качеству встречавших официальных лиц) догадались, что приехали важные персоны. А посему поинтересовались: «Хто це?». Им гордо ответствовали: «NAZARETH».
— Политики? — поинтересовались бабули.
— Нет, музыканты.
После этого пенсионерки явно потеряли к ним интерес, и парни, чьи фанклубы есть, наверное, в каждой стране мира, спокойно погрузились в машины и «двинули» в гостиницу.
Днем перед концертом они появились в студии 11-го телеканала, чтобы ответить на вопросы собравшихся журналистов.

ИНТЕРВЬЮ

— Можно сказать, что вы частые гости в СНГ, что вы слышали о нашем городе, а может, вам все равно, куда ехать, лишь бы были выполнены условия контракта?
Dan McCafferty: «До этого мы о Днепропет-ровске ничего не слышали и с момен¬та приезда его еще практически не видели. Но мы стараемся городам СНГ, в которых бываем, давать прозвища. Поскольку в расписании тура они написаны латинскими буквами, мы придаем этому шутливый эквивалент. В частности, Днепропетровск у нас называется «Не-провоцируй-меня-овск».
А что касается того, где играть, — нам действительно все равно. Главное, чтобы люди пришли на концерт и получили удовольствие».

— Кто, когда и где вам преподал первые уроки музыки?
Ronnie Leahy: «Я брал первые уроки в музыкальной академии в Глазго, учился там 7 лет».
Darrell Sweet: «С семи лет я играл в оркестре волынщиков на ударных».

— Расскажите, какая самая курьезная и самая печальная история с вами произошла?
Darrell Sweet: «Самое печальное, что с нами произошло, была смерть барабанного техника во время тура по Канаде и Америке. А курьез вспомнить тяжело потому, что их огромное количество и все они по-своему забавны. Пожалуй, к таковым можно отнести посещение вагонов-ресторанов в советских поездах».

— Какие у вас прозвища были в детстве?
Dan McCafferty: Прозвищ у нас в детстве не было, но зачастую мне говорили fuck off.

— Сейчас масса новых направлений в музыке. Какие вы считаете обреченными на успех.
Pete Agnew: «Достаточно сложно сказать, в каждом направлении есть свои положительные стороны, но есть одно, которому я от всей души желаю, чтобы оно загнулось как можно скорее это «реп».

— Ваша группа существует уже 30 лет, но состав почти не менялся. Как вам удается так долго жить в мире?
Dan McCafferty: «Ну у нас далеко не всегда идиллия, но мы хорошие друзья, давно общаемся, знаем, как себя вести друг с другом и когда дать кому-то остынуть.

— У вас достаточно большие семьи. Есть ли какие-то поползновения к тому, чтобы кто-то из ваших детей продолжил ваше дело, и разрешаете ли вы это.
Pete Agnew: «У меня пятеро сыновей и трое из них музыканты, а один сейчас с нами в туре настраивает барабаны Даррелла. Я вполне доволен тем, что они выбрали музыкальную карьеру. Остается только надеяться, что они будут вести себя лучше, нежели я в их годы».

— О Менни Чарлтоне ходят противоречивые слухи: одни издания пишут, что он покинул бизнес, другие — что он занимается продюсированием альбомов, третьи — что он стал алкоголиком.
Dan McCafferty: «Чарлтон не только не алкоголик — он практически не пьет. Это, кстати, наверное, объясняет то, что он сейчас не с нами — в группе, мы-то как раз пьем много. Что касается продюсирования — Менни действительно этим занимался. Сейчас же мне сложно сказать что-то о его делах. Он переехал из Шотландии в Америку и живет в Далласе».

— Какой отдых вы предпочитаете?
Pete Agnew: «Отдых для нас — это приехать домой, быть с семьей. Иногда мы устраиваем чемпионаты по игре в гольф внутри группы».

— Какая у вас на сегодняшний день мечта?
Dan McCafferty: «С точки зрения группы мы достаточно счастливы, и нам везет, что мы уже много лет вместе и удовлетворены тем, что де-лаем. А о личной жизни мне бы не хотелось говорить на пресс-конференции».

— В семидесятых ваша группа ездила с «Deep Purple», разогревая публику, но сама, как правило, не берет кого-либо для этих целей. С чем это связано?
Darrell Sweet: «У нас нет такого желания, что-бы кто-то перед нами выступал, мы практически не знаем российских музыкантов. Что же касается наших выступлений в Америке и Европе, то у нас там всегда есть разогревающие группы».

— Какие у вас сейчас отношения с «Black Sabbath» и «Deep Purple»?
Dan McCafferty: «Вряд ли можно сказать, что мы близкие друзья, скорее — коллеги. Видимся мы раз в пару лет и то на фестивалях».

— Вы сталкиваетесь с отрицательными сторонами своей популярности?
Dan McCafferty: «Естественно, не хватает приватности, но бесплатных пирожков не бывает. Мы к этому готовы и воспринимаем это как должное».

— Каков будет стиль вашего следующего альбома?
Dan McCafferty: «Это будет альбом рок-н-рольного направления, но, пожалуй, самый тяжелый из всех ранее выпускавшихся. Он уже практически записан, и когда мы вернемся из тура, нам останется его только смикшировать. Альбом будет называться «N».*

*Альбом вышел в августе 1998 года, но был назван: Boogaloo.

© Борис Крупник